Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

500 америк

Касательно нашего музейного о-дачи

Как я уже раньше упоминал, в нашем японском музее устроили небольшую выставку мечей. Я даже немного рассказал о таком редком и необычном оружии, как наш о-дачи.. Но, увы, выяснилось, что моя информация была ошибочной. На одной из предыдущих экскурсий я, считая, что речь об оружии более позднего периода, к сожалению, ввел в заблуждение посетителей и читателей. Поэтому приношу извинения за неверную информацию насчет этого меча.

74869847_3098126093549377_1316937681346756608_o

О-дачи из японского музея. XIII век, мон Катабами.

Как оказалось, история нашего о-дачи интереснее, чем я думал. Я недавно говорил с Ниром, заместителем заведующей музеем. По его словам, выставленный в витрине о-дачи (общая длина 140 см), по имеющимся данным, вовсе не один из тех о-дачи века эдак XVI, какими пользовались некоторые пехотинцы.

תוצאת תמונה עבור ‪odachi japanese prints‬‏

Collapse )

500 америк

Впечатления от оружия

Впечатления от оружия
Недавно в нашем японском музее открылась новая выставка. В основном выставки посвящены пропагандистской гравюре. Есть неизбежные нэцке.
Зато выставили мечи из музейного собрания. Несколько довольно боевого вида клинков. Особенно интересен о-дачи.
140 см. Очень длинная и ухватистая рукоять. Довольно крупная стальная цуба. Производит впечатление боевого оружия - и резко контрастирует
с изящными катанами и вакидзаши с небольшими рукоятямим коротким клинком и изящными укращениями.
500 америк

Тройная дуэль

Тройная дуэль

Всем наверняка памятна знаменитая сцена из спагетти-вестерна "Хороший, плохой, злой". (Исходный вариант названия - "Хороший, плохой, урод".) В конце фильма трое сходились в странной тройной дуэли под незабываемую музыку Эннио Мориконе. Сцена очень напряженная, настоящая война нервов. Развязка тоже острейшая. Сейчас так, пожалуй, уже не снимут.

Collapse )

500 америк

Большие перемены - 4. Первая часть: Предыстория.

Большие перемены - 4. Первая часть: Предыстория.

Для того, чтобы понять фехтовальную трансформацию в социальном контексте, придется уйти далеко назад по времени и начать со Средневековья. Впрочем, это уже традиция, и исследователи истории фехтования обычно так поступают: материал обязывает. Если оглянуться на разные трактаты по боевым искусствам, изображения битв, поединков, потешных боев и турниров со времен позднего Средневековья и постепенно дойти до начала XVIII столетия, прежде всего поражает, какой огромный пласт оружейной культуры, какое разнообразие оружия появилось и развилось за удивительно короткий исторический период и так же стремительно вышло из массового употребления. Вместе с этими видами оружия ушли в прошлое целые разновидности вооруженных конфликтов в тот же период. Первый иллюстрированный фехтовальный трактат, уже упоминавшийся ранее I.33, демонстрирует довольно развитую систему боя на мече и баклере начала XIV века (а вполне возможно и конца XIII).

תוצאת תמונה עבור ‪I.33‬‏

I.33. Хитрый захват. Первая треть XIV в.

Трактат написан на латыни, но специальные термины немецкого происхождения. Это указывает на существование довольно развитых школ боя на мече и баклере и общую востребованность этого вооружения. Сразу замечу, что меч и баклер представляются довольно-таки универсальным и удобным видом вооружения для разных целей, и едва ли случайно, что этот вид фехтования был много позже вытеснен из своей ниши фехтованием на рапире. Первое, что бросается в глаза в этом оружии - высокие требования к мастерству фехтовальщика. Если некоторые виды вооружения сразу дают определенные возможности даже новичкам (например, копье), то в мече и баклере нужен гораздо более высокий уровень навыка и длительная подготовка. Ничего удивительного, что в знаменитом Кодексе Манессе, посвящнном германским миннезингерам, появляется особая разновидность турнирного поединка, где два бездоспешных бойца соревнуются в искусстве боя на мече и баклере, а дамы наблюдают за ними.

תוצאת תמונה עבור ‪codex manesse‬‏
Collapse )
500 америк

Большие перемены - 1

Большие перемены - 1

В 1671 году был издан трактат по фехтованию на шпагах. А в 1686 году вышел очередной трактат по фехтованию на рапирах. Это были работы двух французских мастеров - Филибера де ла Туша и Андре Вермессона (сьера де Лианкура). Обе книги были хорошо приняты властями и читателями. Обе книги стали классикой, и историки классического фехтования помнят обоих мастеров и считают их работы эпохальными. А для фехтования предшествующей эпохи обе эти работы стали своеобразным водоразделом, итоговой чертой, после которой все изменилось необратимо, а старое фехтование ушло в прошлое.

Интересно, что принципиальных новинок там было не слишком много. Выпад в том или ином виде был известен задолго до де ла Туша и Вермессона. Оружие было, на первый взгляд, все то же - шпага и рапира. Многие техники, казалось, ничем не отличались от приемов мастеров первой половины XVII, а то и конца XVI века. Но, как говорится, дьявол в деталях. Выпад был тот же, да не тот: "малозначительные" нюансы техники существенно удлинили выпад. Иными словами, фехтовальщик в общем и целом мог атаковать на большем расстоянии противника. Более того, выпад стал гораздо менее статичной техникой: если когда-то он был чрезвычайно опасен для исполнителя и мог легко закончится смертью, а уйти в стойку из выпада было очень непросто, то из нового выпада было уже довольно легко вернуться обратно в стойку, позиция ног и таза и тренированное тело это вполне позволяли. А это значило, что защититься от контратаки и отступить или сманеврировать было легче. В свою очередь фехтование в целом при такой базовой технике становилось более мобильным и скоростным, более взрывным и опасным. Стойки таили большую угрозу, старт фехтовальщика был менее заметен, а возможности скрыть подготовку к атаке и создать сюрприз для противника расширились. Даже если посмотреть на иллюстрации из обеих работ, сама поза фехтовальщика более пластичная и гибкая, чем ее более ранние ренессансные аналоги. Иными словами, тело под влиянием такой техники и сопутствующей тренировки также менялось, а его возможности в целом увеличивались. Но выпад не был единственной атакой: новые школы унаследовали и перешаг разноименной ногой (пассато) в сочетании с новой динамикой тела и идеей выпада. В результате изменился маневр: многичисленные перемещения в сторону по дугам и хордам воображаемого круга стали существенно короче и ближе к центральной линии, они зачастую теперь шли вдоль этой самой линии.

Автоматический альтернативный текст отсутствует.

Выпад у де ла Туша

От прежних идей не отказались еще до конца, но их значимость уже заметно упала. Сами эти идеи и их воплощение тоже стали меняться. И отчасти в этом было "виновно" новое оружие: шпага и рапира нового образца довольно далеко ушли от аналогов начала XVII века и стали поразительно похожи на оружие века XVIII и даже XIX. Оружие было явно более управляемым, маневренным и требовало больших проработки кисти, точности и минимализма в технике фехтования, чем прежде. Новые шпаги и рапиры были явно колющим оружием, и если какой-либо иной удар ими можно было наносить, то в основном секущий, кончиком клинка, вроде старого доброго эстрамасона. Наконец, в результате всех этих перемен стала меняться фехтовальная дистанция и общий рисунок фехтования: более дальняя атака означала более дальнюю угрозу, сложные и новые переходы от одной дистанции к другой, новую подготовку к атаке и существенно другой подход к атаке и защите. Все это было ближе классическому фехтованию, чем даже раннему современнику обоих мастеров - Алфиери. Старые идеи и школы фехтования существовали еще некоторое время. Работы начала XVII века перепечатывались еще и в XVIII. Так было с "Lo schermo..." Фабриса, например. Старые школы еще долго выпускали мастеров старого образца: еще в XVIII столетии мастера могли возводить свою фехтовальную родословную к мастерам и работам прошлого. Так было с Дестрезой. Так было с преемниками некоторых итальянских школ - не только в Италии, но и в Нидерландах и Германии. Но со временем старое уступилo новому.


Автоматический альтернативный текст отсутствует.

Дистанция у Вермессона

Если смотреть на это новое фехтование отдельно, может показаться, что дело только в оружии и постепенном развитии идей, связанных с методом тренировок и определенными техниками. В самом деле: если кто-то придумал более длинный и эффективный боевой шаг и ударом, преимущество будет на его стороне. Когда-то фехтовальщики рубежа XVI - XVII веков были новаторами, они создали более эффективные техники перемещения, приемы и подходы. Ничто не стоит на месте, превзошли и их самих. Но перемены в фехтовании нельзя свести только к развитию разных специальных навыков и видов оружия. Во времена де ла Туша и Вермессона ушло в прошлое не столько прежнее фехтование на рапирах и шпагах, сколько целый пласт другого фехтования, некогда очень и очень востребованного - бой на двуручном мече, фехтование на длинном мече, бой на мече и баклере, бой на дюссаках и огромная масса приемов и техник боя на различных видах древкового оружия. А еще ушла в прошлое практическая сторона фехтования. Фехтования все больше становилось узкоспециальным навыком, вещью в себе, методом ритуализированного поединка с жесткими ограничениями. Если в конце XVI века английский мастер Джордж Сильвер жаловался на засилие итальянской школы рапиры, на то, как забросили традиционные виды оружия, и как это плохо сказывается на навыках, на практическом умении и боевой стороне фехтования, то в конце XVII века эти виды оружия уже почти совсем исчезли. Если посмотреть на арсенал оружия из трактатов по фехтованию середины XVII - начала XVIII века, то там фигурируют обычно наиболее актуальные для военной подготовки виды - пика, короткая пика, флаг, отдельные варианты древкового оружия (протазан, например) и тому подобное. Причем, часть этого оружия - этакий факультатив, вдруг клиент захочет. Ну и, разумеется, реклама мастера и его навыков. Даже наследники более ранней традиции фехтования, вроде Шмидта, в начале XVIII века отказываются от большей части арсенала. Поздние авторы, особенно из военной среды, воевавшие и бывавшие в стычках, не раз потом выражали сомнение в практичности фехтования для военного дела. Или, во всяком случае, нуждались в его адаптации к полю боя.



Предок выпада у Агриппы

Итак, возможно, дело не только в технике и оружии. С конца XVI века видно, как определенные виды оружия, так и подходы к фехтованию стали более узкоспециальными. Рапира в скором времени ставновится оружием дуэлей, признаком статуса и принадлежности к привилегированным слоям общества или определенным привилегированным корпорациям (военным или, как во Франции, официально признанным ученикам Корпорации мастеров фехтования со стажем). В XVII веке постепенно уходят в прошлое такие развлечения, как Фехтшуле, когда в германских городах в центре города огораживалась площадь, и там фехтовали и тренировались признанные специалисты по бою на традиционных видах оружия (среди горожан в особенности). И самое интересно, именно в конце XVII века появляется первый учебник самообороны, поразительно похожий на современные. Его автор Николаас Петтер составляет основательный перечень приемов самообороны (в том числе против ножа), но в учебнике нет места старым видам оружия. Мастер защищается голыми руками. В ряде руководств по самообороне фигурируют также простые и знакомые сегодня приемы и изредка использование подручных средств. Впрочем, в основном этим отличаются агрессоры. В то же время, по-видимому, горожане в Нидерландах отказываются от использования целого ряда видов холодного оружия (кроме, возможно, трости или палки) да кое-кто, возможно, пользуется пистолетом. Неудивительно, что в Новое время голландцы славятся именно своим умением драться. На холодном оружии сражаются либо дворяне (шпага и рапира), либо представители городского дна. Последние устраивают дуэли на ножах. И эти перемены нельзя списать на новшества в сфере фехтования.

Автоматический альтернативный текст отсутствует.

Дистанция у Алфиери, 1640-е

Государство и аристократия в это время старательно ограничивают права остальных сословий на использование холодного оружия, особенно "благодордного". Шпагу или рапиру во многих странах можно носить только дворянам или военным. Изредка отдельным привилегированным лицам. Границы между сословиями становятся куда жестче именно в эту эпоху становления централизованных европейских государств, а в целом ряде стран - абсолютных монархий. Многочисленные ограничения и монополия на занятия, связанные с фехтованием, боевыми искусствами и применением оружия со временем только усиливаются во второй половине XVII века: усиливается лицензирование, ограничивается число мастеров фехтования, урезаются возможности преподавать неофициально и частным образом. Если раньше с поножовщинами и драками на других видах холодного оружия более-менее успешно справлялись лишь в отдельных регионах (например, в Венеции), то теперь настают новые времена, и даже дуэли устраиваются подпольно и так, чтобы не мозолить глаза властям. У государства есть гораздо больше власти над тем, что происходит в общественной сфере. Это, наверное, еще нельзя назвать монополией на насилие, но можно назвать серьезным шагом в сторону такой монополии.

תוצאת תמונה עבור ‪Nicolaes Petter‬‏

Петтер и практическая самооборона, конец XVII века, Нидерланды.

По всей видимости за XVII век произошла смена нравов, и новые поколения европейцев стали как-то иначе относиться к вооруженному насилию, в том числе "потешному". То ли нравы изменились, то ли отношение к насилию со стороны властей, то ли все вместе. Конечно, свой отпечаток наложила на происходящее и Тридцатилетняя война, невероятно кровавая и разрушительная. После такого конфликта, вероятно, многим были не по вкусу грубые забавы с оружием и массовые драки на холодном оружии в городской черте. К тому же, война поменяла нравы, и сам по себе Вестфальский мир 1648 года неспроста считается отправной точкой не только для нового законодательства в сфере ведения боевых действий и отношения к гражданскому населению и военнопленным. Очевидно, произошедшее показало, что нужны некие новые общественные и не только общественные нормы. Наконец, меняется сама общественная сфера, отношения в обществе. В XVIII веке ограничений становится, пожалуй, даже больше прежнего, и возврата к прошлым временам уже нет. Когда в конце XIX, а затем вновь в конце XX векa исследователи обнаруживают старые трактаты, столетиями пылившиеся на полках в библиотеках, уже некому вспомнить, зачем и почему прежним мастерам фехтования нужны такие странные стойки и перемещения, зачем нужны эти странные виды оружия. Все приходится изучать почти с нуля. Но отдельно и по порядку постараюсь написать о всех этих темах уже потом.

תוצאת תמונה עבור ‪fechtschule‬‏

Фехтшуле - упадок в XVII и исчезновение в XVIII веках.

500 америк

Фантастические твари и фехтование

Фантастические твари и фехтование

Средневековые иллюстраторы были большие затейники и украшали манускрипты фантастическими орнаментами, яркими и тонко выписанными миниатюрами, где один причудливый рисунок неожиданно перерастает в другой, а в заглавной букве прячется огромное чудище. Но особое место в их психоделическом творчестве занимали битвы с участием фантастических тварей. И надо сказать, нарисованным воинам и сказочным существам фехтование было жизненно необходимо.

Человекоулитка грамотно подобрал оружие. Дубинка с баклером против меча и плаща.
Правда, противник ведет себя непристойно и коварно прячет оружие, выставив филейные части на обозрение:



Вот два опытнейших воителя из Маастрихтского часослова (первая четверть XIV века):



Как осторожно они прячутся за щитом. Даже руку с оружием предусмотрительно спрятали! Зайчатину добыть будет непросто!
Collapse )
500 америк

Танцуют все...

Начиная где-то с девяностых годов прошлого века ряд европейских реконструкторов старинного фехтования пытается понять, как же в действительности работали разные варианты старинного фехтования. Помимо хорошо известных реконструкторских подходов, вроде воссоздания доспехов, воссоздания приемов и техник боя, на первый план вышла фундаментальная проблема - проблема движения.



Если вдуматься, реконструкция некоего специфического "старинного" движения может запросто показаться абсурдной. В конце концов (и так рассуждали не без оснований очень многие), человек во все времена остается человеком, и если уж он здоров и способен перемещаться, то будет двигаться примерно одинаково что в наши дни, что тысячу лет тому назад. Но практическое столкновение с материальными реликтами Средневековья очень быстро сбивало этот настрой, и перед реконструкторами вставала во весь свой гигантский рост проблема: как разумное, ловкое и тренированное существо должно преодолевать ограничения оружия, доспехов, местности, одежды, обстоятельств и угроз со стороны противника? Есть ли вообще способ что-то прояснить в этой области? С начала XIX века, когда романтики вслед за Вальтером Скоттом пытались заново примерить архаичный доспех, нередко созданный сумрачным гением мистификаторов, фальсификаторов и не очень добросовестных антикваров, а вслед за тем, размахивая также весьма громоздкими музейным оружием, почувствовать себя рыцарями века эдак XIV, проблема осталась, хотя знаний по теме накопилось немало. И вот под конец века XX некоторые светлые головы (на Западе - такие энтузиасты как Патри Пульезе) решили, что некоторые секреты могли бы раскрыть старинные танцы.

Старинный танец с мечами, из французского автора Арбо 1589 г.



Действительно, во многих национальных традициях традиционные танцы могли, в принципе, нести в себе полузабытые элементы воинской подготовки или даже попросту приемы, перемещения и движения из боевых искусств, причем зачастую с оружием.

Английское пособие по танцам, 1651 г.




Идея эта - не новая, не в двадцатом веке появилась, но попытки сопоставить описание, а кое-где и нотацию различных танцев и отдельных движений с движениями из европейского фехтования открывают новую, хотя все еще очень смутную перспективу хоть что-то узнать о технических секретах старинных европейских боевых искусств. Правда, пока о великих прорывах в этой теме не слышно, но реконструкция фехтования - вообще штука очень непростая и долгая. Кое-что, впрочем, уже изменилось: не зря в книга Сиднея Англо нотация, то есть способ более-менее точного визуального или текстуального изложения стоек, перемещений и ключевых движений, занимает очень важное место. Тем более, что многие трактаты содержат такую информацию, а значит из нее кое-что можно извлечь, даже если текст не всегда дает такую возможность. Вот потому-то и старинные учебники танцев могут неожиданно пригодиться адептам, интересующимся какой-нибудь ренессансной рапирой или мечом и баклером.

Из трактата Иоахиме Мейера: разметка на полу и фазы движения:

500 америк

Из менее прекрасных новостей

Во время нынешних терактов все чаще слышно о применении холодного оружия. Например, два террориста в иерусалимском религиозном центре использовали не только пистолеты, но и топоры. Участились атаки с использованием ножей. Разумеется, как только террористы сталкивались с человеком, вооруженным огнестрельным оружием, все заканчивалось быстро - и при автомобильных терактах, когда таранили прохожих, и во время нападений с ножом. Террориста супермаркете остановил человек с пистолетом и, видимо,  подготовленный, - он связанн с правительственной охраной или чем-то подобным. Но основная масса во время таких нападений - гражданские, а они редко вооружены, и права носить пистолет обычно не имеют. Видимо, это сыграло свою роль в нападении на религиозный центр. И в супермаркете голые руки против ножа не очень-то помогали.
Collapse )
500 америк

Двуручная Дестреза

Испанские реконструкторы Дестрезы попытались воссоздать "испанскую" технику боя на длинных мечах, основанную на двигательной базе Дестрезы. Вся история и база Дестрезы говорят о том, что переносить ее на длинный меч - принципиальная ошибка. Ни идея абсолютности угрозы по прямой линии, ни параметры рапиры/шпаги, создающие эту угрозу, не сочетаются с данным оружием. Отсюда странный переход с дальнего маневрирования на попытки вблизи первым найти дырку.




Collapse )
500 америк

Возвращаясь к Иоахиму Мейеру

Иллюстрации из трактата Иоахима Мейера интересны не столько передним планом, сколько вторым, третьим и так далее, вплоть до фона картинки. Передний план обычно демонстрирует основы обращения с данным видом холодного оружия или основной прием противодействия. А вот на втором-третьем плане и порой далее, вплоть до фона картинки Мейер расширяет представления о том, что изображено на переднем плане. Более того, нередко у него совмещены несколько тем. Данная картинка - тому пример.



Интересно, что на заднем плане в левой части рисунка показан поединок на разном оружии. Такое вот ассиметричное противостояние древка и клинка. Но еще занятнее защита. Такая защита-контроль плоскостью клинка дает возможность мгновенной контратаки, практически на одном движении. Если рапиру не вобьют в хозяина, и если тот своевременно и на нужном расстоянии применит эту технику.

В одной из предыдущих частей этого же трактате Мейер показывает аналогичную защиту плоскостью клинка, но на длинных мечах. Джон Клементс и ряд специалистов считают этот способ защиты основным для фехтования на длинном мече.